Войти Регистрация

Вход на сайт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Регистрация

Поля со звёздочкой (*) обязательно должны быть заполнены.
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *
A A A

Исторические рассказы и байки..

14 март 2014 22:32 - 15 март 2014 17:35 #1 от Roman
«Кукушка» — смертельная игра скучающих русских офицеров



«Кукушка» — чрезвычайно рискованная игра офицеров Русской Императорской Армии, которая, тем не менее, была широко распространена во всех отдаленных гарнизонах, от Мерва до Петропавловска-Камчатского. На Дальнем Востоке ее, правда, называли «Тигра». Цитата:

«Теперь куда тише стало. Размах меньше — да и начальство препоны ставит. Прежде как стояли в городе: нет ни цирка, ни театра… Соберется публика у кого из холостых, а то в своей офицерской столовой, и как выпьют хорошенько — сейчас же в кукушку играть начнут. Любили страсть эту игру.

— Что это за кукушка, есаул? — снова спросил доктор. — Карточная игра какая—нибудь?

Есаул так и прыснул от смеха…

— Кукушка?.. — переспросил он через минуту, отбрасывая далеко от себя обглоданную кость. — Это, я вам доложу, преинтересная игра, у кого только нервы крепкие… Обыкновенно для этого выбирается какая—нибудь большая постройка. Сарай, что ли, либо конюшня пустая — и вот, человек десять забираются туда ночью, причем у каждого револьвер в руках, да патронов запас хороший… Погасят огонь и разбредутся по всему помещению… Ну, там каждый что найдет, бочку ли, ящик, а то и другую какую штуку, да за нее и схоронится… А один, по жребию, самую кукушку представлять должен… Рассядутся… И тихо, так тихо все станет, даже дыхания не слышно. А тут—то кукушка и крикнет: «Ку—ку»… Остальные на голос в кукушку и стреляют… Как хватят чуть не залпом… Тра—та—та, и защелкают пули по стенам… И опять снова тихо так, что сам слышишь, как сердце в груди колотится… А там опять: «Ку—ку». А в ответ: тра—та—та… Прямо—таки в азарт многие входили. Стреляешь, стреляешь… Прислушивается, и снова: «Ку—ку». Забываешь, что это свой же брат кукует, а только и думаешь: «Погоди, проклятая, вот уже следующий раз я тебя как следует срежу». Бывает, что по очереди кукуют, да с места на место перебегают… И как пойдут палить, так со стороны слушать — целое сражение… Весело так сделается.

— И что же, неужели такая игра кончалась благополучно всегда? — возмутился взволновавшийся доктор.

— Какое там благополучно, — успокоительным тоном ответил рассказчик. Всяко было… Раз, я помню, такая неудачная кукушка была, что хорунжего нашего разом ухлопали, десятка выстрелов не сделавши. Еще поручика подстрелили, фамилии его не помню, знаю, что стрелковый был… Так тогда чуть не всю ночь напролет палили, а только под утро, когда устали все, то слышим: «Ой». Зажгли огонь, смотрим — руку прострелили поручику… И ничего, зажила рука.

— Ну и нравы у вас тут были, — нервно рассмеялся доктор К… Вы как будто об этом с каким—то особым удовольствием вспоминаете. Просто страшно становится. Ведь таким образом ни за грош человека на тот свет отправить можно…

— Что ж, и это бывало, а только, я вам скажу, кажется — дикая игра, но она владеть собою приучала… Посмотришь, иной молодец во всем принимал участие: и в историях разных, и в кукушку играл, и на тигра ходил… И вырабатывался таким, что нервы как веревки. Первый человек потом на войне оказывался. Смейтесь себе, а я все же скажу, что и эта бесшабашная удаль послужила на пользу, воспитывая тот дух, которым отличались всегда туркестанские войска… Вот вы осуждаете кукушку… А ведь на ней самой воспиталось целое поколение туркестанских офицеров в сознании, что жизнь — копейка, и потому эти сорванцы потом и выказывали, когда нужно было, чудеса храбрости… Всему свое время…»

Д. Н. Логофет. На границах Средней Азии. Путевые очерки в 3—х книгах. Книга 2. Русско—афганская граница. — Спб., 1909.
Последнее редактирование: 15 март 2014 17:35 от Roman.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
14 март 2014 22:53 #2 от Roman
Исторический факт: в Ялте, в 1945-м году, встретились Сталин, Черчилль и Рузвельт.
На этой встрече решался вопрос о переделе европейских границ после, уже грядущего, окончания войны. И Черчилль с Рузвельтом предложили Сталину: «Иосиф Виссарионович! Отдай нам Крым, а мы за это отдадим тебе таких же размеров кусок Германии».
Сталин подумал немного и со свойственным ему акцентом говорит: «Если ви отгадаете мою загадку, то отдам вам Крим».


И показывает Черчиллю и Рузвельту три пальца левой руки (историческая гримаса - символ ВО "Свобода" - к этому никакого отношения не имеет - там пальцы другие ): большой, средний и указательный. «Какой из этих трёх пальцев сэрэдний?», — спросил Сталин.
Черчилль удивился простоте загадки и ухватился за указательный палец «Вот средний!» «Нэээт…, нэ угадал», — ответил Сталин.
Рузвельт посчитал, что Сталин хитрит, и надо выбирать их всех 5-и пальцев руки. Поэтому он указал на средний палец.
«Нэээт…, и ты нэ угадал», — ответил Сталин. После чего сложил кукиш из трёх пальцев своей левой руки и показал его Черчиллю с Рузвельтом: «Вот сэрэдний! Вот вам наш Крим!»

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше

Реклама от Market-Studio.com

Хотите выгодно застраховать свою недвижимость или имущество?
Ваш страховой агент в Усть-Илимске и Усть-Илимском районе
Страхование имущества и недвижимости физических и юридических лиц.
Справки по тел: +7.902.76-28-760

14 март 2014 22:56 #3 от Roman
Космодром Байконур, как известно, находится в Казахстане. Изнуряющее жаркое лето и свирепая, с ветрами, зима. Служил в нашей испытательной части майор ну, скажем, Богатырёв. То, что росло на его огромном теле с большим натягом можно было назвать волосами, и любая горилла, если бы его увидела, от зависти повесилась бы на лиане. Шерсть пёрла у него буквально отовсюду: из рукавов рубашки, из под воротничка, росла даже там, где расти не должна. Жить это ему нисколько не мешало, поскольку никому не приходило в голову шутить над 110 килограммами сплошных мышц.

Ну, так вот. В самый разгар лета, когда столбик термометра редко опускался ниже 45, задумал этот майор покрасить полы у себя в квартире. Работа нехитрая, пригласил друзей, быстренько всё сдвинули, покрасили, проложили доски, чтобы ходить можно было и отметили успешное завершение работы. Это уж как полагается. Чтоб краска лучше легла.

На следующий день майор на службу не явился (забыл сказать, что площадка наша находилась в 70 км от города, поэтому проверить что с ним возможности не было). Чёрт те что передумали, пока до конца рабочего дня дожили. Приехали в город, рванулись к нему, звоним, стучим - тишина. Ну, тут не до шуток, вынесли дверь, врываемся. Майор лежит в коридоре в позе Распятого Иисуса только мордой вниз:.
- Пи-и-и-ть:.
Фу-у-у, живой!!!

Поили его воспользовавшись опытом известного фильма. Причём два трёхлитровых чайника он высосал в момент. Оказалось, что проводив нас до дверей, он промазал мимо доски, поскользнулся на краске и грохнулся. Вставать в таком состоянии он не захотел (или не смог) и решил спать на полу. Эмаль к утру засохла. А так как он был в одних трусах: дальше можете включить воображение.

Нашли в ванной бритву и, волосок за волоском вызволили несчастного. Когда он, наконец, встал, на полу остался меховой коврик в точности повторяющий очертания его фигуры. Мы, когда этот \'коврик\' увидели, чуть челюсти не свернули - так ржали. Вот такая вот быль. А \'коврик\' тот закрашивать не стали.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
14 март 2014 23:08 #4 от Roman
Дело было в 1989 году в Баренцевом море. Служил я тогда мичманом на одной из подводных лодок на Северном Флоте. Дело было летом. Пришел к нам в экипаж молодой лейтенант и сразу же назначен был командиром боевой части - 3, (кто не знает - это минно-торпедная боевая часть, на больших кораблях может и большая, а на ракетной подлодке всего-то 4 человека, вместе с командиром БЧ-3). Так вот, этот самый лейтенант проявлял невероятное рвение в смысле службы, что иногда выливалось в следующее...
Каждый уважающий себя боевой экипаж раз в год сдает задачи по ракетной и торпедной практической стрельбе, чем доказывает свою высокую боеготовность. Так было и в этот раз. Но, (ах это НО), толи соскучившись по романтике, толи устав от забот береговых, толи решив воочию проверить экипаж - пошел с нами в море проверяющий со штаба дивизии: старый седовласый контр-адмирал (фамилии, с вашего позволения называть не стану, неудобно).
Так вот, этот самый адмирал, по причине бессонницы, а может какой другой оказии, решил сыграть учебную тревогу с полной имитацией боевых действий, без фактического пуска торпед. По сигналу тревоги народ подорвался с коек часа в два ночи, вспоминая адмирала, его мать и всех его родственников. По системе громкой связи посыпались доклады о ходе подготовки к торпедной атаке с боевых постов в центральный пост, где под всю эту "музыку" в командирском кресле медитировал наш адмирал (музыка для души, блин). Шло время, народ заучено повторял команды, командир устало вытер пот со лба, учебная тревога шла к своему логическому завершению, и подал команду: "ЗАЛП". И тут у нашего лейтенанта случилось недержание. Ему бы сказать: "Залп произведен! Торпеды вышли! Замечаний нет! " и этим аккордом завершить наши мытарства, но, толи по молодости, толи по глупости, толи желая реально воссоздать картину, происходящую в первом отсеке, он подносит микрофон вплотную к губам и издает мощное: "П-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш!!!" Командир схватился за голову, адмирал - за сердце, остальные затихли.
Последнее, что успел спросить адмирал, теряя сознание:
- Вы что, фактически?!
- Имитирую - бодро донеслось из первого отсека...
Дальше комментировать события я не берусь, но у доктора нашего работы было много всю оставшуюся ночь.
Занавес...

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
14 март 2014 23:25 #5 от Roman
На одном корабле работал старший механик-шутник. Самая его козырная шутка заключалась в выдаче салаге ножовки и указания отпилить лапу у якоря... Что такое якорь на корабле - вещь сами знаете не маленькая. Стояли они в порту и как раз прибыл новенький. Естественно, вся команда ждет шутки, и стармех выдает салаге ножевку с указанием отпилить пресловутую лапу, после чего уходит по своим делам. Однако в это время на борту работала портовая команда бензорезчиков, которая абсолютно не в курсе стармеховских шуток. Этот морячек обратился к ним с просьбой помочь... Через 15 минут все было готово и матрос докладывает стармеху о выполненной работе. Удивление и недоверие того можно только представить. Труднее описать состояние в момент когда он увидел все это...
Больше стармех так не шутил.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
15 март 2014 16:56 #6 от Roman
Вспоминает А. Гарнаев:
С Васей Цымбалом мы были корешами, летали в Армавирском училище в одной эскадрилье на МиГ-23 (он сам был родом из Армавира). В свое время Вася был переведен с Дальнего востока в Килп-Явр за то, что сдул японский вертолет с палубы авианосца, а вычислен был по фразе, брошенной в открытый эфир: «Пиздец котенку!»
В полку он отличался своей шебутной лихостью — как-то раз, взлетев по авианосной группе раз в пятый-седьмой за дежурство, он просто прошёл над их палубой, включив слив топлива — и устроил американиям обильный керосиновый душ... Потом эта история с Орионом... после которой НАТОвцы начали передавать Васе «привет», а Вася от греха подальше был переведен в Крымский Гвардейский полк.

А случилось вот что...

В тихое ясное утро, 13 сентября 1987 года, в воскресенье, оперативным дежурным Североморского корпуса ПВО была дана команда на подъем в воздух одного самолета Су-27, из состава дежурного звена 941 иап ПВО.

Нарушителем «покоя» был базовый патрульный самолет Р-3с «Орион» из 333 эскадрильи ВВС Норвегии. «Орион» вылетел с авиабазы Аннейя, «петлял» вдоль границы в Баренцевом море, над нейтральными водами, и судя по всему вел разведку перемещений кораблей СФ и контроль за выходом из баз наших подводных лодок. Особенностью этого самолета разведчика было то, что в воздухе он мог находиться до 12-ти часов и долго, долго заставлять «нервничать» силы ПВО.


Локхид P-3 Орион (англ. Lockheed P-3 Orion) — береговой патрульный самолёт. Он был создан на базе Lockheed L-188 Electra и по сути является его модификацией. Больше всего данных самолётов служат в ВМС США, в японском Военно-морском флоте и в Королевских ВВС Австралии.


Су-27 (внутреннее обозначение: изделие 10В[3], по кодификации НАТО: Flanker) — советский/российский многоцелевой высокоманёвренный всепогодный истребитель четвёртого поколения, разработанный в ОКБ Сухого и предназначенный для завоевания превосходства в воздухе.

Задача дежурного Су-27 (941 иап ВВС ПВО, аэродром Килп-Явр) состояла в том, чтобы контролировать действия «Ориона» и не допустить нарушения государственной границы СССР. Самолет пилотировал ст.лейтенант Василий Цимбал. После взлета, КП ИАП «навело» истребитель на «Орион» и Су-27 начал «нарезать петли» возле «Ориона». Все происходило как обычный «дежурный» вылет, так как «Орионы» караулили наши ПЛ почти каждый день.

Но! Кто, может быть, помнит, в то время в воскресенье, в 11.00 начиналась по телевидению программа «Утренняя почта». Все хиты советской эстрады, на то время, показывала в основном только «она», альтернативы практически не было. И смотрели эту передачу все и вся, и в домике дежурного звена так же. Накануне был анонс предварительный, что в этой «Утренней почте» будет выступать то ли Пугачева, то ли еще кто-то из «звезд» на то время. Вообщем ВСЕ посмотрят и послушают, кроме ... Кроме летчика Василия Цимбала. Так как «Орион» будет «болтаться» у границы неизвестно сколько времени. Обидно, да! И Василий начал «гонять» самолет ВВС Норвегии Р-3с «Орион».

«Орион» не патрулировал. Он целенаправленно работал над фарватером выхода наших лодок на боевое дежурство. Ставил (сбрасывал) радиобуи для определения момента выхода лодки на дежурство. Василий, чтобы воспрепятствовать сбросу буёв, начал выполнять проходы под «Орионом», на выходе включая слив топлива. В атаку на него несколько раз заходил, струей двигателей с курса его сбивал, фигуры высшего пилотажа вокруг него крутил. В итоге задел килем, винт двигателя правого крыла «Ориона», от чего винт сломался и его обломки пробили фюзеляж «Ориона».

Все! «Орион» сдался и взял курс на базу. Василий Цимбал докладывает на КП — «Орион» уходит на базу. КП полка дает добро на возвращение на аэродром. Василий делает боевой разворот, догоняет «Орион», заходит впереди начинает слив топлива прямо на кабину и фюзеляж. «Обгадил» Василий самолет разведчик страны НАТО как мог. Затем вернулся на аэродром и успел таки посмотреть «Утреннюю почту», никому ничего не докладывая о произошедшем.

После заруливания в ДС при осмотре Су-27 техник доложил, что самолет имеет повреждение законцовки правого киля: повреждения были небольшими — середина «пилотки» разлохмачена. Вася, спрашивает его техник, ты куда умудрился влезть? «При манерах кили трясло, вот, наверное, и поломалось». Такое частенько бывало и ранее, ничего особенного, поэтому киль просто заменили и благополучно забыли об этой истории.

Более в этот день самолеты разведчики в акватории Баренцева моря не появлялись... Весь день было тихо и солнечно. Разгром начался вечером. «Орион» дополз до своего аэродрома. В этот же день был оповещен советский посол в Норвегии. Информация идет в Москву, там Министру обороны, от него к Главкому войск ПВО. Дежурный генерал ЦКП ПВО запрашивает Архангельскую армию ПВО, армия корпус, корпус — 941 ИАП. В полку спрашивают у Василия, что было? Тот как нормальный офицер отвечал, что ничего не было, обычный вылет.

В полк приезжает Командир Корпуса, начинаются разбирательства. И все бы ничего, Василий может и выкрутился бы, но с борта «Ориона» вели видеозапись всех маневров Су-27. Копия была передана послу Норвегии. Отпираться было невозможно...

Полк долго сдавал зачеты по всевозможным Наставлениям и Правилам, имевшимся в авиации на то время. Васю Цимбала перевели в другой ИАП, по замене. Как сложилась его судьба далее — неизвестно. Но в полку его помнят, как настоящего АСа — «укротителя» Орионов.

Источник: http://vesflot.ru/voenno-morskoj-flot/bez-ulybki-net-flota/perexvat-ili-kak-vasya-“oriona”-sbil.html

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
15 март 2014 17:00 #7 от Roman


Английский король Ричард Львиное Сердце был высоким, сильным мужчиной. Он очень гордился своей силой и любил показывать людям, как силён он был. Однажды, когда он проезжал на лошади по сельской местности, его конь потерял подкову. К счастью, он находился неподалёку от деревни и вскоре был найден кузнец.

«Дай мне хорошую подкову», — сказал Ричард мужчине. Подкову дали. Ричард взял её в руки и разломал надвое. «Эта подкова не очень хорошая, — сказал он, — дай мне получше». Кузнец не сказал ни слова. Ему дали другую подкову, но и её Ричард разломал. Кузнец дал третью подкову. На этот раз Ричард был удовлетворён и приказал кузнецу подковать его лошадь.

После того, как работа была сделана, Ричард предложил мужчине монету. Кузнец взял монету между пальцев и разломал её надвое. Теперь настала очередь Ричарда удивляться. Он достал из кармана монету большего размера и протянул её кузнецу. Мужчина разломал её, говоря: «Эта монета не очень хороша, дай мне получше».

Ричард улыбнулся и дал ему палицей по голове.

Вот такая вот поучительная история, которая учит тому, что не надо выпендриваться тогда, когда выпендриваться не надо. :)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
15 март 2014 17:34 #8 от Roman
Source: Itinerarium Peregrinorum et Gesta Regis Ricardi, ed. William Stubbs, Rolls Series, (London: Longmans, 1864) II, 9-29 (pp. 150-83), translated by James Brundage, The Crusades: A Documentary History, (Milwaukee, WI: Marquette University Press, 1962), 166-74 For this text see also The Crusade of Richard the Lionhearted, ed. and trans. John L. LaMonte, (New York: Columbia University Press, 1941)
Перевод с английского Галины Росси.
На русском языке публикуется впервые
Сентябрь, 2008


Замок Кантара. Кипр.
Гравюра на дереве. London News, 1878


Незадолго до захода солнца, в канун праздника св. Марка Евангелиста [среда, апрель 24, 1191] черная туча омрачила небо. Внезапно бушующий шторм и сильные ветры вздыбили бурные волны моря и опрокинули моряков. Даже до прихода шторма, корабли короля Ричарда были рассеяны бурными ветрами и погнаны к Кипру. Корабли эти швыряло волнами во время шторма, гоняло туда-сюда ветром, и разбивало о скалистые утесы.
Итак, многих людей швыряло яростно ветром, и хотя матросы пытались избежать этого, [тем не менее] три королевских корабля были вдребезги разбиты стремительными волнами и немало людей в них утонули… Среди других утонувших был Роджер, известный как Мэлкиел, Хранитель Королевской печати. Потеряна была также и печать. Позднее тело Роджера было выброшено на берег волнами, и один из простолюдинов нашел печать и доставил ее в войско [короля Ричарда], дабы продать. Печать, таким образом, была обретена и возвращена королю.
Жители этого места [Кипра] притворились, что их намерения мирны. Они радостно приняли тех, кто безопасно достиг земли после кораблекрушения. Они утешили потерпевших кораблекрушение людей в их злоключениях, и доставили их к близлежащему замку подкрепиться. Когда выжившие добрались туда, они, тем не менее, были лишены всего своего оружия и заключены под стражу. Это было сделано, как [им] сказали, из опасения того, что если они выйдут вооруженные, то смогут шпионить в стране или даже смогут вступить в сражение. Кипрские греки утверждали, что они не могут поступить иначе, до тех пор, пока не выяснят желания императора [Исаака Дуки Комнина, величавшего себя титулом «император Кипра»]. Наши предводители соболезновали нашим потерпевшим кораблекрушение людям, содержащимся в тюремном заключении, и послали им одежду и другие необходимые вещи. Стефан Турнхам, королевский маршал и казначей послал им великое множество предметов первой необходимости, но, фактически, все посланное заключенным было конфисковано киприотами и стражей при входе в замок, где наши люди удерживались взаперти ....
Когда он [император] выслушал жалобы паломников о воровстве их денег и нанесенных им побоях, император пообещал все полностью возместить: возвратить потерпевшим кораблекрушение людям деньги. Он даже выпустил четырех заложников в знак своих добрых намерений. Согласно этим условиям, паломники в дальнейшем получили право свободного входа и выхода из города Лимассол. Тем временем император приказал всем воинам своего королевства собраться, и они составили вместе весьма сильную армию. В день, после своего прибытия [Четверг, май 02, 1191] император (скрывая свои замыслы под миролюбивыми словами) призвал королев [младшую сестру Ричарда королеву Джоанну Сицилийскую и его невесту Беренгарию Наваррскую] прибыть в безопасное место.
Он утверждал, что они [королевы] могут рассчитывать на него, что они будут вольны во всем, вплоть до мелочи, что не будет никакого беспокойства для их людей, и что нечего опасаться. Они отклонили [предложение] приехать, но вновь, на следующий день, император, под предлогом оказания им почестей, послал приветственные дары к ним: хлеб, мясо коз, и наилучшее вино из кипрского винограда, которое, как говорят, не похоже [на вино] какого-либо другого народа. На третий день, в воскресенье, он попытался сблизиться с королевами льстивыми речами и выманить их хитростью. Они были теперь в сложном положении и колебались, что же им выбрать. Они беспокоились, опасаясь, что, поддавшись на уговоры императора, могут быть пленены, в то время как, если они непоколебимо откажутся присоединиться к нему, опасались, что он может учинить над ними насилие…
В то время как они совещались и грустно беседовали друг с другом этим воскресеньем, караульные внезапно заметили два корабля, следующие прямо по направлению к ним, и выглядевшие словно качающиеся пики средь пенистых верхушек закручивающихся волн. В то время как королевы и все, кто был с ними, все еще обсуждали эти неподтвержденные новости, они увидели и разглядели [ещё] больше кораблей, следующих за первыми. Не мешкая, за военно-морскими силами следовало множество судов [флота короля Ричарда], и они направлялись прямо в порт. Обсуждая [появление] этого королевского флота они торжествовали с огромным ликованием, соразмерно тому, как ранее они были в отчаянии и безнадежности. Ныне и впрямь, после многих тяжких усилий, провидением Божьим, король Ричард был приведен к острову Кипр. В праздник св. Иоанна у Латинских врат [май, 6] король Ричард и вся его армия прибыли в порт Лимассола. Король, однако, оставался на борту корабля.
Когда король узнал о лишениях людей потерпевших кораблекрушение, о воровстве у них, и о других вещах, которые за это время постигли их, он глубоко огорчился. На следующий день, в понедельник, он послал двух рыцарей эмиссарами к императору и миролюбиво попросил его и его людей принести добровольную сатисфакцию за обиды, которые были сделаны, и, также, возвратить полностью имущество, украденное у потерпевших кораблекрушение людей.
Император был крайне возмущен этим указанием, словно ему было нанесено величайшее оскорбление. Он осыпал грубыми словами королевских эмиссаров и сказал презрительно им: "Тпру, мои господа" Он заявил, что английский король для него ничто и, величаясь чрезвычайно в своем незаконном императорском достоинстве, полагал, что чего бы он ни пожелал [совершить, все это] будет вполне справедливо.
Когда послы сообщили его ответ королю, тот был недоволен надменностью императора и его грубым ответом, а заодно и обхождением с его людьми. Король тотчас прокричал приказ всем своим людям: "Вооружайтесь!" Они повиновались немедленно. Король вооружился сам и сел со всеми своими людьми в лодки транспортных кораблей, чтобы высадиться в порту.
Император с многочисленными силами препятствовал высадке отрядов. Всевозможные препоны и заграждения и всякие виды препятствий, которые могли быть найдены в городе, были размещены у каждого подхода к порту для отражения атакующих. Они [киприоты] собрали все двери и окна, которые вырвали из домов, вместе с [принесенными] кувшинами и столбами, скамьями и лестницами, и длинными балками, которые они укладывали, вместе со ставнями и щитами, старыми галерами, а также брошенными и обреченными на гниение лодками и всевозможной утварью. Что еще? Все виды годного дерева или камня, которые могли быть найдены в Лимассоле, были собраны киприотами на побережье, дабы не допустить высадку штурмующих.
Император, сверх того, вооружился сам и со своими людьми патрулировал берег. Люди императора были разодеты прекрасно, как никогда! Они были тщательно вооружены и одеты в дорогостоящие многоцветные одежды, [у них были] военные кони в пене, с закушенными удилами и превосходные мулы. Они прибыли с бесчисленными вымпелами и драгоценными золотыми флагами, развевающимися [на ветру]. Они были готовы сражаться, либо удерживая атакующих так долго, как только возможно, либо всяческим способом отважно затягивая битву. Они стремились запугать наших людей, спешивших атаковать, ужасно звучащими воплями, похожими на собачий лай. Этот собачий лай смутил нас, и враг поспешно попытался совершить невозможное. Они имели на берегу несколько баллист* и лучников; к тому же пять галер, достаточно хорошо вооруженных, и заполненных молодыми мужчинами, испытанными в военно-морском сражении. Многим нашим людям казалось неравной борьбой то, что они предприняли - разместившись в весьма немногочисленных хрупких лодках - завладеть портом, заполненным людьми. Более того, они не могли рассчитывать на многих людей, чрезвычайно утомленных постоянной морской качкой. К тому же, пехота была крайне отягощена своим оружием. Местные жители, с другой стороны, были в своем отечестве и действовали исключительно по собственной свободной воле.
Когда наши люди, выдвинулись один за другим на шлюпках, ближайшие [из них] первыми начали сражаться с балистариями и лучниками, атаковавшими их в лодках. Наши балистарии развернулись на них, и во время атаки, в которой обе стороны забрасывали друг друга камнями, многие из киприотов были убиты. Остальные [киприоты] отступили, поскольку они выдержали тягость сражения. Стрелы летели густо и стремительно и три или четыре отступавших человека бросились в волны [навстречу своей] смерти, чтобы избежать стрел. Они стремительно побежали к крепости, топча друг друга.
Когда наши люди захватили их галеры и высадились из наших лодок, балистарии и лучники, ободренные своим первым успехом, метнули потоки копий в тех, кто, как они видели, пытался бежать с берега. Тотчас, киприоты, не устоявшие под силой удара нашей атаки, бросили [свое] местоположение [на берегу] и отступили на более твердую почву. И наши балистарии, и их беспрерывно использовали стрелы и метательные копья. Небо казалось затянуто тучами, и безмятежность дня затмилась от потоков копий. Город кипел толчеей людей, и все пространство было занято множеством непрерывно работающих балистариев. Победа застыла в равновесии и колебалась какой стороне отдать свою благосклонность. Все наши люди воздавали врагу «зуб за зуб», но не приближались к победе, в то время как король не усомнился ни на мгновение, посылая наших храбрых людей со шлюпок на берег.
И вот он спрыгнул первым со своей барки в море и храбро напал на киприотов. И все наши подражали непоколебимости его духа. Так они сопровождали короля и пускали стрелы в тех, кто сопротивлялся, чтобы обратить киприотов в бегство. Как только наши люди устремились [вперед] их сломанные боевые порядки сдались. Там можно было видеть дождь летящих копий, греков, которые будучи побежденными, спасались бегством. Вы могли слышать звуки наступавших людей, стоны павших, вопли тех, кто отступал.
Когда греки отступили, наши люди погнали их вначале назад к городу [Лимассолу] а затем от города к близлежащему лагерю на равнине. В то время как король преследовал спасающегося бегством императора, он захватил [деревенскую] лошадь, с маленьким мешком, закрепленным позади ее седла. Он сразу вскочил в седло, привязанное веревками вместо ремней. Он устремился тотчас к императору и сказал: "Мой господин император, приди и сразись со мной один на один!" Император сделал вид, словно повинуется, а затем немедленно сбежал. Король тогда занял город Лимассол. Он доставил королев с буса и поселил их на вилле. Там, после многих приключений и морских неудобств, они отдохнули безмятежно и в безопасности.
Король провел ту ночь [май 7-8] в своем шатре, и его лошади были доставлены к нему с транспортных кораблей. Император, однако, предположил, что король не имеет с собой лошадей.

С наступлением ночи, будучи в двух лигах от короля, император расположился для ночлега в своем шатре. На следующий день, в девятом часу, король выдвинулся со своими лошадьми. Недалеко он нашел несколько греков, разместившихся со своими роскошными флагами в масличной роще. Король тотчас бросился преследовать беглецов. Поскольку наших лошадей, на самом деле, укачивало в море в течение месяца, и они все время стояли, многие из них были растревожены. Наши люди, поэтому, пожалели лошадей и преследовали неприятели довольно сдержанно, пока [не обнаружили] выгодную позицию, [откуда] они следили за армией императора, которая провела ночь в ближайшей долине. Затем, когда греки увидели их, наши люди прекратили преследование и сделали привал. Греки начали шуметь. С ропотом и криком они бросали мерзкие для слуха оскорбления нашим людям. Император был разбужен этим шумом от сна. Он взобрался на лошадь и со своей армией медленно двинулся мимо нас, вплоть до соседней возвышенности, дабы увидеть, что он может сделать исходя из расположения армий…
Король имел с собой, в данный момент, только около пятидесяти рыцарей. Он, только укрепился от их [киприотов] страха. Пустив свою лошадь шагом, он быстро атаковал врага. Он прорвал вражескую многолюдную линию сопротивления, атакой насквозь. Он сражался то с одной группой, то с другой, и вскоре рассеял их всех....
Император усомнился в храбрости наших людей и бегстве людей своих. Когда же он увидел что остался один, он пришпорил свою лошадь и поспешно бежал в горы. Король был поражен [красотой] императорского флага, и велел [этот] благородный и замечательный флаг сохранить для себя. Наши рыцари преследовали спасающихся бегством греков [настигая их] так близко как было возможно, на протяжении двух миль. Затем они возвратились мирно к нашим рубежам, замедляя свою скорость по мере отхода. Люди вернулись к грабежу, и унесли с собой множество трофеев: оружие, дорогие одеяния из шелка, и даже императорские шатры; вместе с этим получили они, в том числе золотые и серебряные сосуды, императорское ложе с его отборной обстановкой, и всей его меблировкой, его [императора] личные шлемы, нагрудники, и мечи. Они также взяли множество трофеев в стадах и упряжках: быков и коров, коз и овец, благородных кобыл и жеребят, жирных свиней, и домашнюю птицу. Они нашли, к тому же, отборные вина и огромное количество провизии и они взяли в плен армию, состоящую из несметного множества людей. Они взяли и впрямь столько, что вынуждены были оставить грабежи из-за великого множества [пленных] людей.
Что можно более сказать? По причине великого изобилия трофеев, желание было пресыщено, и никто не обращал внимания ни на какой дар, невзирая на то, сколько ценности тот мог прибавить к его собственной обильной поклаже.
Когда все эти дела были завершены, король провозгласил указ, голосом, как городской глашатай. Он издал декрет о том, что весь бедный миролюбивый люд может прибыть, и проехать беспрепятственно мимо его людей, и что они могут радоваться, поскольку их свобода сохранена. Любой, кто рассматривает короля как врага должен остерегаться, как бы не впасть в руки его или его людей. Он провозгласил, что покажет себя врагом тем, кто объявится его врагом и что он будет [относится] к каждому из них так, как они будут [относится] к нему.
Великое множество людей позже собирались вместе к королю или к его армии, а император после этого укрылся в чрезвычайно укрепленном замке, называемом Никосия, где он был смущен и печален оттого, что он не смог достигнуть желаемого…
[После того, как остальной флот Ричарда прибыл к Кипру, император и Ричард встретились, и договорился о мирных условиях. Однако,] следующей ночью, император поспешно бежал, под прикрытием ночной темноты и [ускакал] на своей наилучшей гнедой кобыле. Он бежал оттуда, побуждаемый одним из своих лживых рыцарей, человеком, именуемым Паган из Хайфы. Этот рыцарь объявил, что король Ричард предложил напасть на императора и заковать его в цепи этой ночью. Император сильно встревожился этим и, оставив свои шатры, своих лучших военных лошадей, и всю свою одежду, он бежал в начале ночи к городу Фамагуста.
Услышав это, король, вначале последовал за ним на своих галерах, объявив, что император нарушил свое слово и является клятвопреступником. Король дал отряду Ги [де Лузиньяна] задачу провести армию сухопутным путем к Фамагусте. Сам же король прибыл туда на третий день и нашел эти [места] обезлюдевшими.
Император понимал, что для него не безопасно быть осажденным, поскольку запершись [в замке] он не сможет бежать. Поэтому, он скрылся в стороне [от дороги], в лесистой местности так, чтобы иметь возможность напасть на наших людей, когда те будут проходить мимо. Король Ричард, приехав в Фамагусту на своих галерах, приказал сторожить морской порт очень внимательно, дабы император мог бы быть пойман, если попробует спасаться бегством.
В то время, пока они там ожидали три дня, епископ Бове и Дрого из Мерло (знаменитый и благородный человек из владений короля Франции) приехали как посланники к королю Ричарду. Они понуждали его скорее плыть в Акру, заявляя, что, король Франции не собирается атаковать город пока не прибудет Ричард…
Король не обратил никакого внимания [на слова этих] посланников и двинул свою армию к Никосии. Каждый человек нес необходимый ему провиант, [поскольку] область эта была пустынной.

Они приступили к развертыванию боевых порядков, поскольку узнали, что император собирался напасть из засады, в то время как они будут проходить мимо. Сам король ехал в последних рядах, чтобы исключить любую возможность внезапной атаки.
Вдруг император и около семидесяти греков все вместе выскочили из убежища. Их балистарии осыпали копьями наших людей [находящихся] в тыловых рядах, но не смогли разорвать наш строй, который держался вместе упорядоченно. Император появился из укрытия медленно, словно лазутчик.
Он двигался зигзагами, так, чтобы наши воины, увидев его, непроизвольно нарушили строй, либо, чтобы он мог пустить стрелу в короля, когда найдет его. Когда он высмотрел короля в последних рядах, он выстрелил в него двумя отравленными стрелами. Король был от этого в неистовой ярости. Он пришпорил свою лошадь по направлению к императору для того, чтобы поразить того своим копьем. Император увидел его приближающимся и ускользнул прочь. Он поспешно спасался бегством к своей крепости, называемой Кантара. Там он находился чрезвычайно печальный и смущенный, ибо не смог исполнить желаемое.
Император размышлял о том, что судьба к нему не благоволит. Его единственная дочь была взята в плен – и факт этот тяготил его разум - тогда как его замки были захвачены или сдались, и с этого времени сторонники более поддерживали его, нежели любили. Видя, что никакой надежды на сопротивление не осталось, было решено по необходимости, хотя и с неохотой, искать мира и милосердия. Он отправил посланников изложить свои обстоятельства перед королем Ричардом, и дух короля преисполнился состраданием.
Император спустился из Кантары со скорбным видом и удрученным выражением лица. Он подошел к королю и смиренно повергся к королевским ногам. Преклонив колена, признал, что покоряется королевскому милосердию во всем, что не хочет иметь ни земли, ни замка для себя, но что в дальнейшем король будет его господином, коль скоро не закует его в железные цепи.
Король был тронут жалостью. Он поднял императора [с колен] и усадил подле себя. Когда же король распорядился, чтобы дочь императора была приведена чтобы увидеть [отца], император был невыразимо счастлив. Он обнял ее нежно и, целовал ее часто и непрестанно, в то время как слезы обильно текли [по его щекам]. Это было в пятницу после праздника св. Августина, перед Пятидесятницей [май, пятница 31].
Ричард заковал Императора в цепи, не железные, но серебряные.

Примечание:

*баллиста - метательная машина


источник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
Время создания страницы: 0.125 секунд

Креативное рекламное агентство и издательское бюро, кадровое агентство МаркетСтудия © 1995-2019 г
Алзамай | Ангарск | Байкальск | Бирюсинск | Бодайбо | Братск | Вихоревка | Железногорск-Илимский | Зима | Иркутск | Киренск | Нижнеудинск | Саянск | Свирск | Слюдянка | Тайшет | Тулун | Усолье-Сибирское | Усть-Илимск | Усть-Кут | Черемхово | Шелехов
Контактный тел: +7.902.5198658 или 8 (39535) 2-66-58, email: info@market-studio.com Телефон бухгалтерии +7.950.11885188


Правила пользования и конфиденциальность | Обратная связь | Телефонный справочник предприятий Усть-Илимска | Электронный справочник предприятий Усть-Илимска (скачать)

Сайт собирает cookies и другие метаданные, чтобы лучше взаимодействовать с вами. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с этим.