Позвонить в МаркетСтудию: +7 (902) 5198658

Основатель крупнейшего хедж-фонда в мире Рэй Далио объясняет, почему Россия так и не может догнать Америку

Как построить крупнейший хедж-фонд в мире? Основатель Bridgewater Associates Рэй Далио говорит, что сделал это, создав культуру «кардинальной правды и открытости». Сам Далио, похоже, кардинально убежден в том, что «все представляет собой машину» - включая организации и даже людей, которые в них работают. Сидя в штаб-квартире его фонда, что в Вестпорте (штат Коннектикут), мы обсуждаем человеческие механизмы Bridgewater и еще более увлекательную машину под названием «экономика США».

«похоже на прием в спецназ США»

Если говорить о сотрудниках фирмы Далио, то его идея в следующем: пусть каждый принимает неприкрашенную критику как драгоценную возможность чему-то научиться и решить проблему. Здесь имеется в виду постоянное совершенствование бизнес-процессов, которые в Bridgеwater тоже называют механизмами, - от закупок офисной мебели до методов оценки нефтяного рынка.

Но человеческие механизмы не всегда готовы к полной искренности. И в Bridgewater им приходится привыкать к корпоративному программному обеспечению, которое в непрерывном режиме оценивает их результаты, основываясь на ежедневных заходах коллег в систему, - и даже рейтингует их по способности внушать доверие в частных вопросах. Это не значит, что все решения принимает компьютерная программа. Когда система недавно оценила секретаршу в приемной фирмы как отстающую, начальство решило: причина в том, что программа недостаточно откалибрована для оценки ее работы.

Если работник согласен принять эту уникальную корпоративную культуру, компания обещает ему пристальные поиски правды при минимуме политики и субъективных решений.

Далио говорит, что любой сотрудник может выступить перед всеми и раскритиковать что угодно. В других фирмах, продолжает он, «большинство людей держат это в себе». Но в Bridgewater «право и обязанность каждого - сказать «я нахожу это ужасным» и расследовать, правда это или нет». По словам Далио, другие фирмы тоже могли бы это практиковать, но не делают так «из-за эмоциональных барьеров эго».

Для большинства новичков «все это немного напоминает поступление на службу в спецназ США», говорит основатель Bridgewater. «Есть период - примерно полтора года - на то, чтобы адаптироваться. У кого-то получается, а у кого-то нет. У нас это называется «перейти на другую сторону». И вот как выглядит «другая сторона»: нельзя работать где-то еще, и причина в том, что ты не знаешь, как думают те, кто работает где-то еще. Нельзя обсуждать, о чем ты думаешь, где-либо еще. Поручней для слабостей здесь нет. Слабости есть у каждого. Но нельзя публично к ним обращаться».

«Мы объясняем это так: у вас есть высший уровень и низший. Наш мозг - отчасти человеческий, но отчасти - животный. Надо все время подтягивать себя. И мы следим за тем, как высшее в вас борется с низшим». Иными словами, мозг всегда стремится к честности, но эмоции не всегда поддерживают это стремление: «Это не борьба между нами и ними. Это борьба между тем, что они хотят, и тем, как эмоции отзываются на их желания».

Далио уверен, что корпоративная культура Bridgewater играет решающую роль для роста фонда, поскольку на финансовых рынках «не будешь успешным, если не имеешь независимого мышления, не знаешь своих слабостей и не можешь с ними справиться».

Как же он внедрил эту культуру? «Я все записываю на магнитофон, и любой может послушать эти записи, если только речь не идет о личных вопросах или если мы собираемся совершить сделку или что-то еще в интересах клиента». С другой стороны, «поскольку все записано и каждый может все прослушать, мы получаем ценные критические отклики, чтобы вместе разобраться, какие еще улучшения можно внести».

«Нужна монетарная политика номер три»

Далио родился в 1949 г. в Нью-Йорке в итальянско-американской семье, его отец был джазовым музыкантом. Первую сделку на фондовом рынке он совершил в 12 лет: на $300 купил акции компании Northeast Airlines и продал их втрое дороже после ее слияния с другой авиакомпанией. Степень бакалавра по экономике он получил в Университете Лонг-Айленда, а MBA - в Гарварде. После этого Далио работал трейдером на Нью-Йоркской фондовой бирже и занимался инвестициями в товарные фьючерсы. В 1974 г. он стал трейдером по фьючерсам в инвестиционном банке Shearson Hayden Stone. А год спустя, поругавшись с боссом, у себя на квартире учредил инвестиционную компанию Bridgewater Associates, которая в 2012 г. стала управляющей компанией крупнейшего хедж-фонда в мире с активами в $120 млрд. Тогда же журнал Time включил его в список 100 самых влиятельных людей мира. Forbes оценивает состояние Далио в $4 млрд.

Сегодня фонд Далио управляет активами на $160 млрд. «Глобальный макроинвестор», сконцентрированный на понимании национальных экономик, фонд имеет большую историю результатов лучше рынка и зарабатывал деньги даже во время кризиса (кстати, Далио предсказал кризис в 2007 г.).

Складывается впечатление, что Bridgewater меньше торгует с гигантами Уолл-стрит, чем другие крупные фонды, но Далио говорит, что избегать Уолл-стрит - это не политика его фирмы: «Мы просто идем туда, где ниже транзакционные издержки».

Поскольку Далио смотрит на людей и организации как на машины, такой же подход у него и к экономике. А значит, «причинно-следственные связи существуют» и позволяют понять, что «большинство вещей повторяются и повторяются снова». Далио уверен: «чтобы понять механизм, нужно иметь вечные и универсальные правила» - для всех народов и времен.

Акцент на прозрачность в компании вовсе не означает, что ее основатель ищет внимания прессы. «Нет, это я ненавижу», - говорит он. Однако он согласился на интервью, а также публикует статьи и выступает с видеокомментариями на сайте EconomicPrinciples.org, чтобы все, включая чиновников в Вашингтоне, посмотрели на экономику по-новому - и поняли бы механизм: «Потому что я постоянно видел столько недопонимания, что это уже приводило к плохим последствиям. И я думаю, что вместо дискуссий на тему «Что делать?» лучше было бы обратиться к основам и обсудить другой вопрос: «Как все устроено?»

Он добавляет: «Если бы мы согласились с тем, как все устроено, тогда у нас была бы основа для того, что нужно делать и как предотвращать проблемы. Возьмем, для примера, печатание денег. Порождает ли оно инфляцию? Давайте обратимся к основам и посмотрим, так ли это на самом деле».

Пока люди спорят о том, провоцирует ли инфляцию денежная эмиссия Федеральной резервной системы США (ФРС), Далио предлагает в первую очередь прояснить, как устроены монетарные механизмы. Говоря по-простому, рассуждает он, все приобретения в экономике делаются за деньги или в кредит. Вследствие этого он видит роль центральных банков в том, чтобы помогать в предотвращении затяжных падений во время финансовых кризисов, когда доступность кредита резко сокращается. «Печатание денег компенсирует кредитное сжатие и высвобождает ликвидность», - резюмирует он.

ФРС напечатала много денег после кризиса. Далио говорит, что его команда в Bridgewater исследовала 67 исторических периодов, когда различные страны были вынуждены снижать уровень долга после кредитного бума. Нынешнюю фазу американской экономики он называет «прекрасным освобождением от [кредитного] рычага» - когда ФРС добавляет деньги в экономику, чтобы поддерживать уровень трат. По мнению Далио, как только люди начнут больше кредитоваться, ФРС должна будет уменьшить денежную эмиссию.

Пока что Далио «обеспокоен эффективностью монетарной политики следующего спада». Потому что первый инструмент, которым может воспользоваться ФРС для стимулирования американской экономики, - это снижение процентных ставок. Но поскольку во время кризиса ставки и так были низкими, ФРС задействовала второй инструмент: денежная эмиссия, которая пошла на выкуп ипотечных и казначейских облигаций во время операции, известной как количественное смягчение. Но такой выкуп менее эффективен, чем снижение ставок, рассуждает Далио: если процентные ставки прямо влияют на всех покупателей домов, машин и товаров, то держатели финансовых активов, которые выигрывают от количественного смягчения, не обязательно покупают в результате больше вещей. Количественное смягчение лучше работает, когда в системе не так много денег, а активы дешевы. Поскольку сейчас в системе денег много, а цены активов воспарили после кризиса, подобная политика будет менее действенной.

«Нужна монетарная политика номер три, - говорит Далио. - Но с этим вопросом я еще не разобрался». Он добавляет, что с 1980 г. каждое циклическое колебание процентных ставок (если брать его пик и дно) оказывалось ниже предыдущего. Конечно, вызывает интерес, какой огневой мощью ФРС в случае новой необходимости подкрепит экономику. «Возможно, мы найдем способ с этим справиться», - полагает Далио. Но пока что у нас «ни бума, ни провала», и основатель Bridgewater не ожидает большой волатильности в ближайшие годы.

«нет изобретательности, предпринимательства и развития малого бизнеса»

Далио сделал своим бизнесом изучение экономик по всему миру, и, конечно, у него есть механизм для их оценки. Исследуя экономические падения и взлеты на протяжении длительного времени, основатель Bridgewater и его коллеги построили модель, позволяющую предсказывать уровень роста национальной экономики на 10 лет вперед. В этой модели 35% занимает долговая нагрузка на экономику, а остальные 65% - ее конкурентоспособность: «Под этим я подразумеваю, что вы получаете за те деньги, которые вы платите». Единственный «наиболее важный фактор - сколько в стране стоит образование в расчете на одного человека».

С этой точки зрения Далио видит значительный нереализованный потенциал у России благодаря незначительной долговой нагрузке - «это значит, у них есть покупательная способность», - и высокообразованной и низкооплачиваемой рабочей силе. Но и культура имеет значение. Еще один ключ к росту - «сознание своей самостоятельности», говорит он: «В странах, где люди чувствуют награды и наказания за свои действия, экономика растет быстрее».

В России, по словам Далио, «нет изобретательности, нет предпринимательства, нет развития малого бизнеса». Международные индексы указывают на высокую коррупцию и ограничения прав собственности. «Никто не хочет мыть машину, взятую напрокат», - суммирует Далио результаты экономического роста в стране, где немногие люди пользуются возможностями собственников.

И, напротив, для США Далио видит блестящее будущее, даже несмотря на закредитованность экономики и дорогостоящих образованных работников. В Америке «очень высок уровень инноваций», а технологическое развитие, «по-моему, в шаге или даже на начальной стадии производства промышленного чуда». Он сравнивает «коммуникационную революцию» США с изобретением печатного станка Гуттенберга и подчеркивает, что Америка «становится энергоэффективной»: «К тому же у нас есть верховенство права и права частных собственников».

Одна зона, в которой США «еще могли бы продвинуться», - это совершенствование среднего образования: «Это область с высоким потенциалом». Неясно, может ли кто-то понять устройство механизма среднего образования в США, но точно можно сказать, что этот кто-то вряд ли работает так же много, как Bridgewater. А для всей американской экономической машины - так же как и для людей внутри этой машины - у Далио есть простое правило, позволяющее избежать следующего кредитного кризиса: не давайте вашим долгам расти быстрее ваших доходов.

Обcудить на форуме (комментариев 0).

Добавить комментарий

www.work-zilla.com

В то время на форуме...

Реклама от Market-Studio.com

Разработка и сопровождение сайтов / форумов / интернет магазинов. .
Обучение вашего персонала работе с собственным сайтом или форумом

Справки по телефону +7.902.5198658
http://www.market-studio.com/

Реклама от Market-Studio.com

Хотите выгодно застраховать свою недвижимость или имущество?
Ваш страховой агент в Усть-Илимске и Усть-Илимском районе
Страхование имущества и недвижимости физических и юридических лиц.
Справки по тел: +7.902.76-28-760