Телефон МаркетСтудии: +7 (902) 5198658

Матерщина как средство активизации «экспансии» нашего подсознания


Затронем еще один аспект, связанный с проблемами, создаваемыми и решаемыми матерной речью. Матерная речь, как и иные эмоциональные изъяснения, часто вспыхивают у говорящего, чтобы возбудить других людей, чувственно накалить их до своей возбужденности. Чтобы душевно приблизить их к себе, увлечь за собой в свое видение текущих событий.

В 70-х годах прошлого века мы изучали особенности восприятия после информационных микрострессов: якобы досадная ошибка диктора («накладка»), нарочито-случайная скабрезность, эмоциогенные слова («убийство», «кровавый», «изнасилование» и т.д.) [Китаев-Смык Л.А., Хромов Л.Н. Использование микроструктуры эмоционального стресса для формирования целеполагания// IX Всесоюз. симпоз. по кибернетике. М. : науч. совет по комплекс. пробл. «Кибернетика» при Президиуме АН СССР, 1981, Т. №1. С. 72-74] (см. подробнее 4.4.4.). Было обнаружено, что в первые секунды после микрострессора информация усваивается почти бесконтрольно. Это может использоваться для формирования «собственного мнения» людей помимо их воли. Независимо от того, что испытывают люди, услышав скабрезность (резкое неприятие, смущение, бурное одобрение, эротическое возбуждение), информация, предъявленная им после скабрезности, будет воспринята и может вспоминаться как то, что «я сам так думаю» или «я это и раньше знал». Таким образом, матерная речь, скабрезности, могут использоваться для не вполне осознаваемого людьми влияния на их умонастроение, на формирование мнения о чем либо.

Похожие психологические процессы возникают и при эпатировании людей «агрессией» авангардистских произведений искусства [Тыртышкина Е.В. Агрессия авангардистсткого текста: цели и функция (теоретические заметки)//Речевая агрессия в современной культуре. Челябинск.: ЧГУ, 2005, с. 228-230].
Эпохально-цивилизационные «побуждения» к матерной лексике

В исторические, «переходные» периоды у части общества возникает массовая дебилизация. При этом наименее защищенные социальные слои (молодежь и люди с недостаточным образованием) вынуждены использовать эротизацию своей вербальной активности, как культурную (антикультурную!) защиту. Их речь изобилует словесными протезами – сексуально-скабрезными выражениями. (Как неосознаваемый протест против социального давления.) И, наверное, не случайно сексуальные образы, посылы, считавшиеся еще недавно непристойными («нецензурными») сейчас проникают на экраны телевизоров, на сцены театров, на страницы книг и газет одновременно с возрастающей модой на авангардистское искусство. Возрастает потребность и в том и другом у небольшой, но активной «европейски цивилизованной» части общества. Заметим, что представители «исламской цивилизации» все более активно и агрессивно отстаивают традиционную пристойность в быту и ограничения в освещении средствами массовой информации сексуально-интимных проблем.

В современной российской действительности распространению мата в разговорной речи предшествует увлечение словечками тюремного жаргона («кинули», «стрелка», «замочили», «малява» и т.п.). Конечно, причина не только в том, что через тюрьмы проходит много людей. Криминальное арго и матерная речь сейчас превращаются из тайного языка замкнутых групп в протестный язык населения, демонстрирующего аморальностью мата (сексуальными непристойностями) и тюремной лексикой свою несгибаемость перед усиливающимся давлением чиновничьей и олигархической власти.

Заметим, что стресс тюремной изоляции вынуждает к строжайшей регламентации материной лексики. Сексуально-словесное унижение личности в тюрьмах не писанными законами запрещено и наказуемо. Однако, оно используется для отторжения из «достойного» тюремного сообщества индивидов, изменивших ему и чрезмерно слабых личностей. Вероятно, в основе этого способа социальной селекции лежит необходимость изгнания перед сражением слабаков и потенциальных предателей. Ведь тюремная жизнь – это постоянное состояние перед битвой.

На особом месте в подверженности матерной речи и матерным ругательствам стоят милиция, судейский корпус и органы охраны мест заключения, контактирующие по долгу службы с криминальным миром, социальными низами и с деклассированными элементами. Однако, у правоохранительных органов, как правило, есть профессиональный «иммунитет» против мата.

Массированное использование материной лексики художественной элитой и журналистами как частью общества, наиболее чувствительной к любой беде, также несет протест против череды несчастий. Итальянский культуролог М. Маурицио, анализируя российскую действительность, пишет: «Любой автор, любое течение, ставящее себя как альтернативные доминирующему руслу, играли либо на противопоставление себя общепринятым в культурной и эстетической доминанте тенденции, либо на утрировании и ироническом преувеличении характерных для доминанты же черт» [Маурицио М. Агрессивность между Союзом и Россией: некоторые соображения или – к постановке проблемы// Речевая агрессия в современной культуре. Челябинск: Изд. ЧГУ, 2005, с. 206.-212] Какова же эта доминанта? Можно сказать, что матерная речь теперь «направлена не столько против свыше установленных иерархий, как бывало раньше, сколько против ожиданий читателя (зрителя, слушателя), теми же иерархиями порожденного» [там же с. 207]. Одна из доминант, вызывающих общественный протест - трудности российской жизни, неуклонно ведущие к депопуляции (вымиранию) российского этноса. Эротизация речи (матершинность) – это не контролируемый индивидуумами процесс в общественном сознании, направленный, возможно, и на сексуальное воспроизводство населения.

Странная потребность в речевой недозволенности способствует распространению мата и тюремного арго. Они вышли на улицы не площадной бранью и не тайной речью, а в виде эфимизмов-междометий, то есть как бессодержательные слова-подмены. Пожалуй, наиболее распространенным стало слово «блин», и многие, произнося его, не вдумываются в то, что оно порождено бранным «б..дь»

Матершина молодежи и инфантилизированной интеллектуально-художественной элиты – это игра, направленная не только на быструю передачу главного смысла (исконное предназначение мата), сколько на отсев всего формального, обыденного; это издевательство над навязыванием населению социальных штампов-оков и политического давления. Нынешняя матерная лексика – это создание своего рода культурного («некультурного») ареала, зоны недопустимости, укрывающей интеллектуалов от давления трудностей российской жизни.

Можно сожалеть, что современная российская психология и культурология мало уделяют внимания негативным и позитивным – антистрессовым функциям матерщины. «Возможно, дело в том, что современная психология слишком увлеклась так называемыми “глубинными проблемами личности”, забыв на некоторый промежуток времени о целостности личности, о сложнейшем взаимодействии между внешним и внутренним, наконец, о том, что сущностные свойства личности находят в самых разных способах бытия человека, в том числе через его экспрессивный репертуар» [Лабунская В.А. Психология выражения и проблемы формирования экспрессивного «Я» личности// Прикладная психология, 1999, № 5 , с. 53-62]. А ведь еще Сергей Волконский в начале XX века обращал внимание на увеличение экспрессивности внешних проявлений личности, возможно, в связи с начавшимся (как и сейчас) «переходным периодом» в истории России [Волконский С. Выразительный человек. СПб, 1913].

Однако, можно согласиться с теми, кто полагает, что мат, как социокультурная «норма» (аномалия) в художественной литературе, в СМИ ведет к деградации русского языка, к разрушению традиций, быта, на фоне депопуляции этноса, что матерщина – маркер культурной деградации.
Сакральность матерщины

Сакраментальную сущность сексуальных инвектив раскрывает концепция Владимира Ивановича Володковича: «Важнейшими факторами биосферы на нашей планере являются всевозможные ограничения жизни и попытки экспансии живых организмов, существ и личностей для прорыва этих ограничений. Мы ограничены физическими факторами (атмосферой, гравитацией и пр.), биологическими (наследием биологической эволюции, особенностями наших организмов, питательными веществами и др.), историческими (традициями, верованиями и т.п.) и, наконец, социальными и психологическими ограничениями (от архаических запретов виде табу до морали и этикета). Для продолжения жизни нужны и табу, и прорывы табуирования.

Матерная речь, сексуальные инвективы всегда были нарушением табуирования институциировавшего сексуальную активность и половую жизнь. Без такого табуирования этносы вырождались. Но прорывы сексуальных запретов нужны для рекреации как психологическая, эмоциональная, гормональная разрядка при стрессе. И здесь важна роль сексуального тотема. Вспомним, что символом победного апофеоза были и есть обелиски – изображение аписа. Архаически не менее важен тотем матери, таинственно воспроизводящий жизнь. Мат – не только протест против ”узурпации“ женщиной права на сексуальное удовлетворение мужчины и на создание его потомства; матерщина в древности – и обличение порочащей наследственности, и восхищение сексуальной привлекательностью женщин-матриархов, и еще многое, ныне утраченное» [Володкович В.И., 1991].

Допустимо ли массовой увлечение матерщиной? Вопрос по мнению Володковича некорректен: непременный фактор природы – колеблимость в ее динамике. Это не только смены зимы на лето и лета на зиму. Зерно, брошенное в землю (как бы похороненное, умершее), возрождаясь прорастает, даря людям хлеб и жизнь. Старение и возрождение претерпевают народы и государственные устои, вспомним: ”Король умер, да здравствует король!“ Так и бесконечная нравственность блекнет, с нею костенеет жизнь. Тогда массовые нарушения нравственности оживляют не только плебс, но и элиты. И лишь за тем возвращается запрещение бесчинств. Табуирование должно быть во всем, но не исчезнут прорывы запретов. И все же, плодотворна жизнь между запретами и уходом от них. Бесчинства материщины – плод социальных государственных аморальностей. Упавшие на нашу землю, они сменятся достоинством и честью моральных устоев. Нравственность вернется и наши усилия – гарантия ее возврата» [там же].

Обcудить на форуме (комментариев 0).

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Новинки Xbox 360 Microsoft Xbox 360 (Xbox 360) Xbox 360( Xbox 360 Elite, Xbox 360 Arcade, Xbox Pro 60 gb) c материнской платой Xbox 360 Jasper- платформа нового поколения от Microsoft. Не желая повторять ситуацию с предыдущей консолью Xbox, компания Билла Гейтса заручилась поддержкой японских разработчиков, а также продолжила развивать сетевой сервис Xbox live.

В то время на форуме...

Реклама от Market-Studio.com

Разработка и сопровождение сайтов / форумов / интернет магазинов. .
Обучение вашего персонала работе с собственным сайтом или форумом

Справки по телефону +7.902.5198658
http://www.market-studio.com/

Реклама от Market-Studio.com

Хотите выгодно застраховать свою недвижимость или имущество?
Ваш страховой агент в Усть-Илимске и Усть-Илимском районе
Страхование имущества и недвижимости физических и юридических лиц.
Справки по тел: +7.902.76-28-760